Я люблю своего отца как мужчину

Я люблю своего отца как мужчину

В детстве, когда мне было годика три-четыре, мама «провела» со мной немногословную, но интересную беседу. Я ей сказала, что хочу выйти замуж за папу, а она сказала, что это невозможно, потому что мама – его жена. Я так расплакалась в ответ…

Я влюбилась в своего отца

Прошло много лет. И я поняла, что слова мои не были пустыми. Я люблю собственного папу. Он является моим самым идеальным идеалом. В нем есть все те черты, которые мне нравятся в мужчине. Почему нет в других такого сочетания черт? Может, все упорно скрывают такое сочетание?

Папа понимает меня так, как никто другой…

Он – мой лучший друг, самый лучший человек. У меня не бывает секретов от него. Все ему рассказываю, всем на свете делюсь. Даже рассказываю ему то, что вроде папам не рассказывают. Просто мама ушла к другому, а меня оставила с папой. А я так устроена: делюсь всем тем, что меня волнует, что гложет, что беспокоит.

Я ревную его к другой женщине

Мама ушла, папа нашел женщину. Как я ревную его к ней! Ненавижу ее! Хотела как-то перебраться к маме, чтобы не встречаться с этой дамочкой, но как оказалось, маме я не нужна и вовсе. Она устроила свою жизнь. И в ее жизни нет ни чуточки свободного места для меня. Не обижаюсь, но я удивляюсь. Я – ее дочка! Как можно нарушать все правила приличия по отношению ко мне? По-крайней мере я, по отношению к своей родной доченьке, так бы не поступила.

Если бы я объяснила, почему я так хочу «убежать» от папы – мама бы меня, скорее всего, сдала бы в психушку или еще куда-то. И друзья мои ничего совершенно не знают. Боюсь говорить что-либо. Находясь на моем месте, вряд ли что-то кому-то на данную тему «лепил» бы что-нибудь.

Любить папу – не грех

Но в том лишь случае, если любовь к нему – естественная, а не такая как у меня. Корю себя, но нет сил не любить папу. Люблю…. Он – лучший из лучших.

Не пойму: почему мама променяла его на другого. «Другого» я видела, но так и не сумела понять, чем он лучше. Если он круче по финансовому положению – чушь! Больше – выпендрежа, чем чего-то иного.

Пришла я однажды домой. Папа спал сладко. Я укрыла его одеялом, посмотрела на него и ушла в свою комнату. Плакать. Плакать и не спать. Я уже наверное больше четырех лет только то и делала, что не спала и ревела в подушку. Слезы спасали исключительно душу. И то – порой. Папа видел мои слезы. Я придумывала причины их «потоков». И они каждый раз отличались от предыдущих. Врать не хотелось. Но правда моя – страшнее любой лжи. Он же не поймет! А его непонимания или смеха я не вынесу.

Я перееду жить к подруге

У нее – просторная трехкомнатная квартирка. Одна комната из них – для меня. Мне будет лучше там. К папе я буду приезжать. Потому что меня бесит та особа, которая живет с ним. Почему я – не она? Смешно то, что я считаю ее соперницей. Мачеху-то! До чего доводит любовь….

Были бы волшебники – пошла бы к ним за помощью

А так – приходится все «вынашивать» в себе, надеясь, что это самое «всё» само от меня отстанет. А оно и не думает об этом. Как я мучаюсь, ненавидя себя и весь этот несправедливый свет! Сигареты, кофе и музыка. Они отвлекают меня более-менее от всяких мыслей. Какие они – помолчу, чтобы не приводить в состояние ужаса читающих.

Читайте также:  Халит эргенч последние новости сегодня

Папа учит меня готовить кушать. Делает это он здорово и с удовольствием. Люблю наблюдать за движением его рук. Его руки – прекрасны…. Кстати, хочу написать его портрет. Но он не согласится. Если от того, что его фотографировать пытаются, он начинает очень злиться – рисунки и портреты можно отменить сразу. А я бы взяла папин портрет на квартиру к подруге. Пускай он будет со мной хотя бы на фото или на моем творении.

Честно скажу: нарисовала я однажды отца, когда он сладко спал. Он не знает естественно об этом. Портрет, нарисованный мной, я припрятала в своем тайничке. Не буду расписывать подробно, где мой тайник находится, потому что боюсь, что он прочтет когда-то мою статью. Есть вещи, которые знать нельзя!

Я растворялась в Интернете…

Я искала в интернете ответы на свои непростые вопросы. Встречала лишь одни осуждения. Ну зачем так? Откуда в людях несправедливости и жестокости столько? Не отрицаю и того, что они (жестокость и несправедливость) живут вообще в каждом человеке. Я и не требую чего-то особенного.

Просто прошу: «переверните» взгляды, дорогие люди! Скоро папа женится на той, с кем живет и потом у меня появится сводная сестричка (судя по УЗИ). Нет, ненавидеть ее не буду. Она – моя сестричка, хоть и родная только на половину. Мой папа очень счастлив. И я, видя это, становлюсь еще счастливее. Когда ему хорошо – хорошо и мне. Моя любовь – моя проблема. Я не собираюсь бежать от нее. Это – нереальное решение. Я оставлю любовь перерастать в обыкновенную привязанность. Нужно правильно жить, а не так, как хотелось бы…!?

Гуляя в полном одиночестве, мне о многом удалось поразмыслить…

Я чувствовала себя лишней в жизни папы и в жизни мамы. Родится сестренка – я уеду к подружке, как и хотела. Буду приезжать тогда, когда нужно будет помочь папиной женщине с присмотром за малышкой. Буду делать это с любовью и с удовольствием, потому что люблю детишек. А о сестричке, если серьезно, я мечтала давно. Правда лучше, если бы она родилась от «общих» моих родителей.

Испытывая ненависть к Ирине, «будущую» сестренку я уже люблю. Так, будто она – моя родная дочурка. Потому наверное, что она – папина. Я вот что подумала. Родителей – не выбирают. Значит – сестренок или братиков – тоже. Я должна радоваться счастью даже тогда, когда переполняюсь страданиями. Сложно, но нет ничего невозможного. Это – не прочитанная истина, а пришедшая с годами. Если захочет человечек достигнуть цели – он достигнет ее, если постарается. И в этом ему помогут его личностные качества.

Пишу, сама не веря тому, что пишу, но пишу то, что чувствую. Ну, накрутила! Переволновалась, скорее всего. Спокойствие сохранять не выходит. Тут, во всяком случае. Любовь, любовь, любовь…. Она пришла не в том образе, в котором я ее ожидала встретить. А она пришла и не спросила, хочу ли я видеть ее такой. Она – наглая. Но наглость – счастье, живущее под номером два.

Я притупила боль литром кофе. Потом – сигаретным дымочком. Потом – сном. Но я не забываю реальность: я возвращаюсь к ней, чтобы все изменить.

Я была самым счастливым ребёнком на Земле… Отец с 12 лет трахал меня каждый день, и я была на 7 небе от счастья…

Читайте также:  Салат с говядиной и картофелем фри

Дело в том, что с отцом у нас разница ничтожная… Всего 14 лет, и ему фактически 30, а мне 16 – молодой, красивый, сильный и нежный мужчина. Мечта любой девочки…

Мама умерла при родах. У меня никого нет, кроме него. Я его очень сильно люблю, и он меня. Он отличный отец. В детстве водил по разным секциям – волейбол, танцы, гимнастика. Всегда игрушки и цветочки мне покупал за хорошие оценки. Бил морды паханам мальчуганов, чьи сыновья обижали меня. Игрался со мной в своё свободное время, в то время как другие отцы сидели с пивом за телеком/*бали баб.

С 14 лет он отказался от всех благ мира, чтобы я могла жить с ним, а не среди чужих людей. Не спился со смерти моей матери, а взял на себя за меня ответственность.

С 12 он стал ко мне особенно нежен. Целовал, обнимались. Говорил, какая я маленькая и красивая. У меня был переходный возраст, и он оказывал мне моральную поддержку. Никогда он не кричал на меня, не бил. Даже в детстве, когда у него был выбор: наорать, чтобы быстро избавиться, но обидеть меня, или объяснить, что не так быстро и не обижать – он всегда выбирал второе.

Так вот… Мы, как обычно, игрались, я прижималась к нему порой. Он меня в щёчки целовал между делом. Я не ожидала, если честно, что у меня может быть вообще секс в ближайшее время, но то, что с отцом… Меня ввергло в шок. Ну так вот. Он был слишком нежен для обычных обнимашек. Я таяла и испытывала некую влюблённость на почве такой нежности. Он зацеловывал меня. У меня вскружилась голова. Так мы постепенно дошли до поцелуя, а потом и до секса. Это было божественно и неописуемо. Всё-таки удовольствие, когда ты ощущаешь его впервые, в сотни раз приятнее. Тем более с опытным и красивым мужчиной.

Я росла, становилась всё краше, и секс был уже неотъемлемой частью наших отношений. Мы порой не выходили из спальни все выходные, сутками обнимаясь, целуясь и котяткаясь. Он всех своих баб послал невзначай, и теперь мы вместе. Я безумно люблю его. Как мужчину, парня. А он меня – как свою девочку. Порой мы в шутку заговариваем про детишек, но он явно устал растить кого-то и просто хочет наслаждаться жизнью. Хотя, может, с повышением на работе передумает.

Вообще – о нас. Он ростом 186, не перекаченный и не худой, мускулистый, брюнет с белой кожей и голубыми глазами и средней грубости голоса. Добрый с теми, кого он любит, жестокий с остальными. Я худенькая, спортивная, с подкаченной попой, шатенка с голубыми глазами, ростом 170, прямыми волосами, милым лицом, вторым размером груди и нежным голосом. Похожа на мать сильно. Может, в этом всё дело? Так и живём…

Психоаналитики считают, что каждая женщина в своем сознании невольно идеализирует отца. «По-моему, это глупость, — сказала моя знакомая, когда я с важным видом произнесла это перед ней. Ведь есть много женщин, у которых его нет, и есть такие, которые вообще довольно плохо к своим отцам относятся…»

Читайте также:  Как избавиться от косточек боярышника

Но здесь все просто. Девочкам, которые растут без отца, его, как считается все равно заменяет кто-то, кто эту отцовскую роль выполняет. А плохое отношение, оно ведь не отменяет того, что фигура героя все равно присутствует. Существует, в конце концов, не только Мальчиш, но и Плохиш, антипод хорошего парня – и тоже главный. Просто иногда мы женщины ведем себя так, словно претендуем на то, чтобы их случай стал классическим.

Классический психоанализ держится на двух китах – это Эдипов комплекс и комплекс Электры. Первый встречается у мальчиков, которые конкурируют с отцом за внимание матери. Второй означает борьбу девочек с матерями. В основе каждого лежит противоречие: стремление к объекту и невозможность быть на равных. И эти комплексы, как полагал Зигмунд Фрейд, характерны для человека в возрасте 3–4 лет. В дальнейшем отношения будут строиться уже в зависимости от того, насколько благополучно их внутреннее противоречие было разрешено.

В школе Олесю тянуло к «плохишам». Даже непонятно почему. Девочкой она была положительной, хорошо училась, вроде, никак не должно было. А тянуло. В шестом классе она влюбилась в Головина, от которого стонал весь педагогический состав школы. В ее воображении он был прекрасен как Робин Гуд из иностранного сериала, который тогда шел по телевизору. И с тех пор пошло-поехало.

Первым, по настоящему взрослым и серьезным романом у нее были отношения, которые вынуждали ее много плакать и переживать, но так ни к чему хорошему не привели. Они прожили с Владиком несколько лет, и все это время он испытывал ее на прочность. Владик не хотел работать, не хотел жениться и вести совместный быт. Вместо этого он подолгу пропадал неизвестно где, а когда появлялся, то опустошал холодильник, смотрел телевизор и спал – на этом его вклад в их совместное ведение хозяйства заканчивался. Однажды Владик сказал, что уезжает в Москву, чтобы нормально зарабатывать. Олесю он пообещал вызвать, как только найдет съемную квартиру. Но позвонил только один раз, сказал, что женился и попросил выслать ему его вещи…

Сейчас у Олеси есть муж. Но есть и проблема. Муж пьет. Да и работает не так уж чтобы усердно. Получает соответственно – если бы не ее зарплата, неизвестно, как бы им жилось.

Психоаналитики считают, что женщина с неразрешенным комплексом Электры во взрослом возрасте будет без ума от мужчин, так или иначе связанных с образом отца. Либо стремиться к тем, кто будет воплощать в себе этот образ, чтобы оказываться в поле отцовского восхищения. Либо стремиться к людям диаметрально иного характера – противоположностям отца.
У Олеси с отцом отношения были непростые. Педантичный и аккуратный, он требовал идеального порядка в доме и жесткой дисциплины: в семье его все слушались беспрекословно и подчинялись, как солдаты командиру. Папа жестко контролировал каждый шаг дочери, в то время как ей хотелось как можно скорее покончить с этим удушающим контролем. Её влюбчивость в «плохишей» — стремление стать счастливой назло своему папе. Рядом с мужчиной, который бы оказался максимально не похожим на него.

Проблема такого выбора в том, что он по сути не свободный — женщина ориентируется не на свои подлинные потребности, а на предпочтения отца. И пока она сама этого не осознает, вряд ли будет счастлива. скачать dle 12.0

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector